Продажа общего имущества в браке без согласия супругаСегодня рассказываю о том, как вам защитить ваши права в ситуации, когда имеет место быть продажа общего имущества в браке без согласия супруга.

В статье рассмотрим на конкретных примерах последствия продажи в браке общего имущества одним из супругов без согласия другого.

Итак, если общее имущество супругов отчуждено одним из супругов в период брака, и эта сделка по отчуждению имущества не оспорена вторым супругом, то в разделе совместно нажитого имущества такое имущество не участвует.

В таком случае супруг может только заявлять одно из двух требований (как и для ситуаций, когда имущество отчуждено после расторжения брака), а именно:

  • требование о компенсации половины стоимости имущества (а никак не требование о разделе имущества)
  • или же оспаривать сделку по отчуждению имущества, совершенную другим супругом, требуя признать такую сделку недействительной и применить последствия недействительности такой сделки.

Рассмотрим варианты с движимым и недвижимым имуществом, отчужденным в период брака, поскольку защита прав супруга в зависимости от вида имущества будет строиться по-разному.

Вариант №1. В период брака одним из супругов отчуждено ДВИЖИМОЕ совместное имущество.

Открываем Семейный кодекс РФ. Согласно пункту 1 статьи 35 Семейного кодекса РФ,

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

Это означает, что если один из супругов собирается, к примеру, продать или подарить имущество, являющееся общим имуществом супругов, то он должен получить согласие второго супруга на это действие.

В указанном пункте ст.35 Семейного кодекса РФ не конкретизируется, в какой именно форме должно быть получено согласие супруга. С учетом конкретных обстоятельств, это может быть как устная, так и письменная форма.

Рассмотрим детально на примере.

Елена и Дмитрий в браке купили соковыжималку. Соответственно, соковыжималка — общее имущество супругов.

Через некоторое время соковыжималка пришла в негодность, и Дима решил её выбросить на помойку. По существу, утилизация – это одна из форм распоряжения имуществом.

С юридической точки зрения, перед тем как соковыжималку выбросить, Диме нужно получить согласие Елены на утилизацию соковыжималки. Можно в устной форме, можно в письменной форме.

При наличии спора в суде, на Диму может быть возложена судом обязанность доказать, что он распорядился соковыжималкой с согласия Елены.

Этот пример может показаться весьма забавным, но когда речь заходит не о всяких общих ложках-поварёшках, а о крупной дорогой бытовой технике, мебели, автомобилях – тут уже, извините, не до шуток и забав.

Указанное имущество имеет намного большую ценность, нежели условная соковыжималка, и за него в суде может развернуться настоящая битва.

Итак, первым и главным условием законности отчуждения общего ДВИЖИМОГО имущества супругов в период брака является получение согласия другого супруга на отчуждение (дарение, продажу, мену и т.д.) общего имущества.

Согласно пункту 2 статьи 35 Семейного кодекса РФ,

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Это значит, что если один из супругов решил продать общее имущество, то предполагается, что другой супруг согласен и с фактом продажи общего имущества и с ценой и прочими условиями сделки. Такая норма придумана, в первую очередь, для защиты интересов контрагентов по сделкам.

Но и интересы другого супруга также защищены — в этом же пункте 2 статьи 35 Семейного кодекса РФ содержится норма, согласно которой,

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Пункт 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ предусматривает возможность супругу оспорить сделку, доказав при этом, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки.

Это правило касается обычно движимого имущества: от предметов бытовой обстановки до автомобилей.

По п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ сделка является оспоримой и может быть оспорена исключительно другим супругом.

В соответствии с частью 2 ст.181 Гражданского кодекса РФ

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

То есть, супруг, не согласный с отчуждением общего движимого имущества, вправе подать исковое заявление в суд о признании сделки по отчуждению имущества недействительной и применении последствий ее недействительности.

Это первый способ защиты прав супруга, при отчуждении другим супругом общего движимого имущества.

Но, при использовании данного способа возможная проблема у истца будет с доказыванием. Если факт того, что супруг не был согласен на отчуждение общего имущества доказать не сложно, то с предоставлением в суд доказательств того, что приобретатель имущества знал или заведомо должен был знать о несогласии супруга на совершении сделки по отчуждению общего имущества могут быть проблемы.

Как вы понимаете, доказать, что другая сторона сделки знала или должна была знать о несогласии на совершении сделки практически не реально.

Пример:

автомобиль приобретен в браке и зарегистрирован на супруга. Перед разводом, чтобы не делить автомобиль, супруг решает его продать.

Находит случайного покупателя. В один день заключает договор купли-продажи, снимает авто с учета, передает покупателю, покупатель платит деньги и в этот же день ставит автомобиль на учет.

Как можно будет доказать, что этот случайный покупатель знал или заведомо должен был знать о несогласии супруги на продажу автомобиля?

Да никак…

Однако, если речь идет о продаже или дарении близким родственникам или близким друзьям можно попробовать оспорить сделку купли-продажи или дарения, особенно, если стоимость имущества занижена или же имущество отчуждается безвозмездно.

Тут, на самом деле, многое зависит от конкретных обстоятельств дела и позиции суда. Суд может в ряде случаев подойти к обстоятельствам дела неформально и с точки зрения справедливости.

Например, если супруг подарил автомобиль своему отцу, то лично я не вижу препятствий для признания такой сделки недействительной.

Отец, разумеется, в силу близких родственных связей не может не знать, что его сын женат и явно должен усомниться в том, что супруга сына добровольно согласна потерять автомобиль.

Второй способ защиты прав супруга – это взыскание компенсации половины стоимости отчужденного общего движимого имущества с супруга, осуществившего отчуждение общего имущества. Об этом я детально писал ранее, когда рассматривал способы защиты прав супруга в ситуации, когда имущество отчуждено ПОСЛЕ расторжения брака. Повторяться не буду.

Вариант №2. В период брака одним из супругов отчуждено НЕДВИЖИМОЕ совместное имущество.

Пункты 1 и 2 ст.35 Семейного кодекса РФ применимы для решения вопросов, связанных с отчуждением одним из супругов движимого имущества, в то время как

для заключения одним из супругов сделок по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Об этом говорится в пункте 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ. И это — исключение из правила о том, что согласие другого супруга на совершение сделки предполагается, и сделано это законодателем для защиты интересов супруга.

В данном случае интересы насколько существенны, что требуется письменное согласие, удостоверенное нотариусом.

Нотариальное согласие на совершение сделки может быть абстрактным, предоставлять, например, право продать объект за любую цену, любому лицу или купить любой объект за любую цены либо конкретным, в том числе, конкретизировать объект, цену, покупателя или продавца, порядок расчетов и т.д.

Нотариальное согласие должно представляться при регистрации сделки или регистрации перехода права собственности в Росреестре.

Пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса РФ также предусмотрено, что

супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Иными словами, пункт 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ предусматривает возможность оспорить сделку по распоряжению недвижимостью и сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) регистрации, если не получено нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Срок – один год со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки.

Таким образом, при отчуждении одним из супругов общего недвижимого имущества, приобретенного в период брака, второму супругу достаточно обратиться в суд иском о признании совершенной сделки недействительной, ссылаясь при этом на отсутствие нотариального согласия на совершении сделки.

Нужно доказать только отсутствие нотариально удостоверенного согласия или несоответствие условий сделки условиям нотариального согласия.

Это первый способ защиты прав супруга при отчуждении недвижимого имущества.

Второй способ, как вы уже догадываетесь, это всё то же взыскание компенсации половины стоимости отчужденного общего имущества с супруга, осуществившего отчуждение общего НЕДВИЖИМОГО имущества.

Теперь обратимся к пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»,

Учитывая, что в соответствии с п.1 ст.34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Этот пункт актуален для взыскания компенсации половины стоимости отчужденного общего имущества (как движимого, так и недвижимого) с  супруга, осуществившего отчуждение общего имущества, как в период брака, так и после его расторжения.

Что здесь нужно отметить?

Согласно указанному пункту, если общее совместное имущество супругов  было отчуждено одним из супругов, то для взыскания компенсации половины стоимости  этого имущества другому супругу требуется доказать два обстоятельства:

  • истец не давал согласия на отчуждение другим супругом совместно нажитого имущества;
  • полученные в результате отчуждения денежные средства были потрачены ответчиком не в интересах семьи.

При этом, важное значение имеет в данном случае правильное распределение судом бремени доказывания указанных обстоятельств, то есть, кто должен их доказать.

Если ответчик получил деньги от продажи совместного имущества, находясь в браке с истцом, то предполагается, что деньги были потрачены ответчиком на нужды семьи, а истец должен это опровергать. И сделать это иногда просто нереально.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 11.12.2018г. №18-КГ18-235

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Пунктом 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

Согласно пункту 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (в редакции от 6 февраля 2007 г.), учитывая, что в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Из положений Семейного кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом по взаимному согласию супругов предполагаются.

В том случае, если один из супругов ссылается на отчуждение другим супругом общего имущества или его использование вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, то именно на него возлагается обязанность доказать данное обстоятельство.

Из материалов дела усматривается, что автомобиль был продан в период брака и денежные средства от его продажи получены также в период брака, в связи с чем именно на Бирюкову И.В., заявившую требования о взыскании с Бирюкова О.Г. компенсации половины стоимости движимого имущества, законом возложена обязанность доказать, что супруг распорядился совместным имуществом в отсутствие согласия другого супруга и денежные средства потрачены им не в интересах семьи.

Между тем требования приведенных выше правовых норм судами не были учтены, обстоятельства применительно к данным нормам судом не установлены, и судом не возложено на Бирюкову И.В. бремя доказывания указанных обстоятельств, что является следствием неправильного толкования и применения судом положений пункта 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации к отношениям сторон.

Если же, истец докажет, что на момент продажи имущества в браке семейные отношения между супругами были фактически прекращены, (например, несмотря на то, что супруги находились в браке, они жили раздельно), то бремя доказывания того, что, вырученные от продажи имущества денежные средства были потрачены на семью переходит к ответчику. Именно ему в таком случае уже предстоит доказывать суду, что деньги потрачены им на нужды семьи.

Важно учитывать при этом, что

бремя доказывания ранней даты распада семьи лежит на стороне, которая сообщает суду раннюю дату распада семьи, отличающуюся от даты, которую заявляет другая сторона
(см. напр. решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2014 года по делу № 2-6/2014).

Важно: дата прекращения семейных отношений имеет важное значение для разрешения спора, так как продажа совместно нажитого имущества после фактического прекращения супругами семейных отношений, предполагает, пока не доказано обратное, что такие действия были совершены одним супругов при отсутствии согласия второго супруга и полученные денежные средства не были израсходованы в интересах семьи.

В этом случае предполагается отсутствие обоюдного согласия супругов на отчуждение имущества.

Доказательствами фактического прекращения семейных отношений, как правило, выступают:

— документы, подтверждающие факт раздельного проживания супругов в браке (справки с ЖЭУ, выписка с паспортного стола и т.п.);
— показания свидетелей и др.

Давайте рассмотрим применение пункта 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» на конкретных примерах, а именно, кто и что должен доказать.

Пример №1. В период брака Маша и Миша приобрели два одинаковых по стоимости автомобиля, один из которых был зарегистрирован на Машу, а другой на Мишу.

Перед разводом Маша дарит автомобиль, который зарегистрирован на нее, своему отцу и думает, что сможет разделить автомобиль, который зарегистрирован на Мишу.

Подается иск о разделе совместно нажитого имущества. Неважно при этом, кто истец, а кто ответчик.

Если применять п. 16 Постановления Пленума Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», то Мише, чтобы не делить автомобиль, зарегистрированный на него, нужно и достаточно доказать только тот факт, что автомобиль, зарегистрированный ранее на Машу, Маша подарила отцу вопреки воле Мише, т.е., что он не давал согласие на отчуждение автомобиля, зарегистрированного на Машу.

Поскольку в данному случае, речь о дарении, то условие п.16 Постановления о том, что  полученные в результате отчуждения денежные средства были потрачены ответчиком не в интересах семьи, Мише доказывать не требуется, потому как дарение — сделка безвозмездная.

Если Миша докажет тот факт, что не давал своего согласия на дарение автомобиля отцу Маши,то при разделе двух одинаковых по стоимости автомобилей будет учтена стоимость автомобиля, который Маша подарила своему отцу.

Получается, что автомобиль, зарегистрированный на Мишу,  будет передан ему в собственность, при этом, Маша никакую компенсацию не получит.

Если же Миша не докажет факт того, что не давал своего согласия на дарение автомобиля отцу Маши, то автомобиль, зарегистрированный на Мишу будет делиться. Кому-то из супругов достанется автомобиль, а кто-то получит компенсацию половины его стоимости.

Пример №2. В период брака Кира и Кирилл приобрели два одинаковых по стоимости автомобиля, один из которых был зарегистрирован на Киру, а второй — на Кирилла.

Перед разводом Кира продает автомобиль, который зарегистрирован на неё, своему брату и полагает, что сможет разделить автомобиль, который зарегистрирован на Кирилла.

Подается иск о разделе совместно нажитого имущества. Неважно при этом, кто истец, а кто ответчик.

Если применять п. 16 Постановления Пленума Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», то Кириллу нужно доказать что:

  • он не давал своего согласия Кире на продажу автомобиля;
  • вырученные от продажи автомобиля денежные средства Кира потратила не на семейные нужды.

Поскольку отчуждение  автомобиля произошло в браке, то предполагается, что вырученные от продажи деньги были потрачены Кирой  на нужды семьи, а Кирилл должен это как-то опровергнуть.

Если Кириллу удастся доказать, что он не давал своего согласия Кире, и деньги от продажи автомобиля Кира израсходовала не на нужды семьи, то исход судебного разбирательства, скорее всего будет таким же, как и в Примере №1. Поскольку автомобиля два и куплены они по одинаковой цене, то, вероятнее всего, (и это будет логичным) суд передаст в собственность Кирилла автомобиль, ранее на него зарегистрированный, при этом, Кира никакую компенсацию не получит.

Если же Кириллу не удастся доказать, что он не давал своего согласия Кире, и деньги от продажи автомобиля Кира израсходовала не на нужды семьи, то делиться будет автомобиль, зарегистрированный на имя Кирилла.

В этом случае, суд определит, кто из супругов получит зарегистрированный на имя Кирилла автомобиль,  а кто — компенсацию половины стоимости этого автомобиля.

А автомобиль, ранее зарегистрированный на Киру, разделу, как вы понимаете, не  подлежит — так как уже не является общим совместным имуществом супругов, поскольку принадлежит на праве собственности иному лицу.

Поскольку Кирилл не смог доказать, что он не давал своего согласия Кире, и деньги от продажи автомобиля Кира израсходовала не на нужды семьи, то он лишился права требовать компенсации половины стоимости проданного Кирой автомобиля.

Пример №3. В период брака Ленка и Петька приобрели два разных по стоимости автомобиля, один из которых стоимостью 1 000 000 рублей был зарегистрирован на Ленку, а второй, стоимостью 800 000 рублей — на Петьку.

Перед разводом Ленка продает зарегистрированный на неё автомобиль знакомому покупателю по заниженной стоимости 400 000 рублей.

Подается иск о разделе совместно нажитого имущества. Неважно при этом, кто истец, а кто ответчик.

Если применять п. 16 Постановления Пленума Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», то Петьке нужно доказать что:

  • он не давал своего согласия Ленке на продажу зарегистрированного на ее имя автомобиля;
  • вырученные от продажи автомобиля денежные средства Ленка потратила не на семейные нужды.

Аналогично примеру №2, поскольку отчуждение  автомобиля произошло в браке, то предполагается, что вырученные от продажи деньги были потрачены Ленкой  на нужды семьи, а бедолаге Петьке предстоит это как-то опровергнуть.

Если Петьке удастся доказать, что он не давал своего согласия Ленке, и деньги от продажи автомобиля Ленка израсходовала не на нужды семьи, то исход судебного разбирательства, скорее всего, будет следующим:

Если Петька соображает, то он проведет оценку обоих автомобилей, чтобы определить их стоимость на дату рассмотрения дела. По результатам оценки выясняется, что рыночная стоимость проданного Ленкой автомобиля 800 000 рублей (а не 400 000 рублей, как это указано в договоре купли-продажи). Рыночная стоимость автомобиля Петьки на дату рассмотрения дела, по мнению оценщика, составляет 600 000 рублей.

Таким образом, общая масса совместного имущества супругов будет составлять в рублях = рыночная стоимость автомобиля Ленки + рыночная стоимость автомобиля Петьки =  800 000 + 600 000 = 1 400 000 рублей.

Доля каждого супруга в этом имуществе составит 1 400 000 рублей /2 = 700 000 рублей.

Напомню, что проданный Ленкой автомобиль в разделе не участвует (потому как эта сделка не оспаривалась Петькой и он решил вместо недальновидного решения по оспариванию сделки использовать вариант с компенсацией половины стоимости), учитывается только право Петьки на компенсацию половины стоимости.

В данном случае, поскольку Петька пользуется зарегистрированным на него автомобилем, и рыночная стоимость этого автомобиля составляет 600 000 рублей, суд с большой вероятностью оставит автомобиль Петьки в  единоличную собственность Петьки + взыщет с Ленки дополнительно 100 000 рублей компенсации в пользу Петьки (600 000 + 100 000) = 700 000 рублей. Это и есть вероятный исход дела для Петьки.

Ленка же по результату рассмотрения дела ничего не получит — никакой компенсации, потому как провела сделку по продаже зарегистрированного на неё автомобиля без согласия Петьки, а деньги потратила не на нужды семьи.

Если Петьке не удастся доказать, что он не давал своего согласия Ленке, и деньги от продажи автомобиля Ленка израсходовала не на нужды семьи, то исход судебного разбирательства,  будет следующим:

Делиться будет только автомобиль, зарегистрированный на имя Петьки.

В этом случае, суд определит, кто из супругов получит зарегистрированный на имя Петьки автомобиль,  а кто — компенсацию половины стоимости этого автомобиля. Разумеется, той стороне, которой это будет выгодно, желательно провести оценку рыночной стоимости автомобиля на дату рассмотрения дела.

А автомобиль, ранее зарегистрированный на Ленку, разделу, как вы понимаете, не  подлежит — так как уже не является общим совместным имуществом супругов, поскольку принадлежит на праве собственности иному лицу. Поскольку Петька не смог доказать, что он не давал своего согласия Ленке, и деньги от продажи автомобиля Ленка израсходовала не на нужды семьи, то он лишился права требовать компенсации половины стоимости проданного Ленкой автомобиля.

Как видим, применение п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» не зависит от стоимости отчужденного имущества.

Имеет значение только, чтобы отчуждение или расходование (в том числе уничтожение) общего имущества было произведено вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи.