продажа общего имущества без согласия супругаВ этой статье я расскажу о том, как вам защитить ваши права в ситуации, когда бывший супруг после расторжения брака продал общее имущество.

Существует несколько причин, по которым супруг после расторжения брака продает общее имущество. Я выделяю три таких причины.

Причина №1. «Заботливая» — когда один из супругов продает общее имущество с целью поделить пополам с другим супругом вырученные от продажи денежные средства.

Причина №2. «Срочная» — когда у одного из супругов возникла необходимость продать совместное имущество, но нет специальной цели причинить такой продажей имущественный вред второму супругу.

Например, после расторжения брака бывший супруг ездит на автомобиле, являющимся общим имуществом. В какой-то момент автомобиль начинает «сыпаться», и расходы на его обслуживание и ремонт становятся сопоставимыми с ценой автомобиля.

Супруг принимает решение избавиться от автомобиля, потому как последнее время автомобиль буквально высасывает из него деньги. В этом примере супруг не преследует цели причинить вред другому супругу.

Причина №3. «Забей на супруга» — когда один из супругов отчуждает (продает, дарит, меняет и т.д.) общее имущество с целью устранить другого супруга от раздела общего имущества. На практике это выглядит как дарение или продажа совместного нажитого в браке имущества по заниженной цене.

Вне зависимости от причины отчуждения бывшим супругом общего имущества, для второго бывшего супруга существует всего два способа защиты своих прав.

Способ №1 – взыскание компенсации половины стоимости отчужденного общего имущества с бывшего супруга, осуществившего отчуждение общего имущества.

Рассмотрим указанный способ более детально.

Согласно пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»,

Учитывая, что в соответствии с п.1 ст.34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Правовым основанием для взыскания компенсации служат нормы гражданского законодательства России о неосновательном обогащении. Так, в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации,

Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Согласно Определению СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2015 г. № 5-КГ 15-47

Суд, приходя к выводу о том, что полученные ответчиком Филатовой О.В. по сделке денежные средства от продажи спорной квартиры неосновательным обогащением не являются, исходил из того обстоятельства что сделка по продаже спорной квартиры, которая никем оспорена не была осуществлена ответчиком после расторжения брака.

Между тем суд не учел, что автор статьи: Евгений Волков, https://evgeniyvolkov.ru расторжение брака между супругами не изменяет режима общей совместной собственности супругов на имущество приобретенное в браке, в связи с чем бывший супруг имеет право требовать получения денежной компенсации отчужденного после расторжения брака имущества. Размер компенсации подлежит определению, исходя из полагающейся доли в праве собственности на это имущество.

Таким образом, после продажи спорной квартиры по ул. Чертановской Филатова О.В. должна была выплатить Филатову А.В. 1/2 долю от полученной по договору купли-продажи денежной суммы, как супружеской доли, однако ею этого сделано не было.

Однако указанные обстоятельства не были исследованы судом при разрешении спора, оценки им не дано, между тем, от их установления зависело применение к спорным правоотношениям положений статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчика суммы неосновательного обогащения в порядке статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, полученной от продажи спорной квартиры, являющейся совместным имуществом сторон, нельзя признать правильным.

При реализации данного способа защиты права второго супруга особых проблем с доказыванием права на компенсацию не возникает.

Тут у истца есть два варианта, чтобы сформулировать свои исковые требования.

Вариант №1.Потребовать в иске с супруга выплату денежной компенсации, равной половине рыночной стоимости имущества на дату рассмотрения дела.

Исковое заявление при реализации варианта №1 лучше поименовать так: «о взыскании суммы неосновательного обогащения, полученной от продажи имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов».

Сразу пример из моей практики:

Серёга и Вика, находясь в браке, купили автомобиль стоимостью 1 600 000 рублей, который был оформлен на Серёгу. Далее, супруги развелись без раздела имущества. Брачный договор между ними не заключался.

После развода Сергей быстренько «продает» автомобиль, (чтобы его не делить) своей сестре Людмиле по заниженной стоимости 800 000 рублей.

Естественно, что продажа фиктивная, в реале Людмила ничего не платит Серёге. Это только по документам (ПТС, свидетельство о регистрации ТС) новым собственником значится Людмила.

Фактически же Серёга, как ездил на автомобиле, так и продолжает на нём кататься.

Знакомая многим ситуация, не правда ли?

Вика выходит на меня через Инстаграм, связывается со мной и просит помочь ей подготовить исковое заявление о взыскании половины стоимости автомобиля.

Вика сообщила мне, что при общении с Сергеем о разделе автомобиля, тот сообщил ей, что автомобиль разделу не подлежит, так как он его уже продал за 800 000 рублей сестре, и теперь автомобиль не является общим имуществом Вики и Сергея, поскольку им не принадлежит. А если Вика будет обращаться с иском в суд о разделе имущества, то получит в суде отказ.

Таким было начало нашей «партии», в которой мне, защищая интересы Вики, предстояло играть белыми.

По моей просьбе, Вика обратилась к оценщику и провела оценку рыночной стоимости автомобиля. Особенностью здесь было то, что автомобиль оценщику не предъявлялся, так как не находился во владении Вики.

Оценщик вывел сумму рыночной стоимости автомобиля на дату оценки, которая составила 1 373 000 рублей.

После получения отчета оценщика, мною для Вики было подготовлено исковое заявление о взыскании компенсации половины стоимости автомобиля, в котором я просил взыскать компенсацию в сумме 686 500 рублей, то есть, 1/2 от стоимости автомобиля, определенной оценщиком, а также взыскать половину стоимости расходов на проведение оценки рыночной стоимости автомобиля и расходы по оплате госпошлины.

Сергей, являющийся ответчиком по данному иску, в суд не явился. Вместо него в процессе участвовал его представитель, который с иском согласился частично, указав в судебном заседании, что спорный автомобиль был продан Серёжей за 800 000 рублей, в связи с чем ответчик готов выплатить Вике 400 000 рублей. А заявленная Викой стоимость автомобиля является завышенной.

При этом, представитель ответчика какого-либо иного заключения специалиста по оценке автомобиля суду не представил, ходатайства о назначении экспертизы также не заявил.

В результате дело было рассмотрено судом, заявленный мною иск был удовлетворен полностью. Решение суда ответчиком и его представителем в апелляционном порядке не обжаловалось.

В результате нашего сотрудничества, Вика получила компенсацию от Сергея за проданный автомобиль в полном объеме ,и махинация Сергея с продажей автомобиля сестре Людмиле, никоим образом не повлияла на права Вики на половину стоимости автомобиля, приобретенного Викой и Сергеем в браке.

Кстати, обратили внимание, что я подавал именно иск о взыскании компенсации половины стоимости автомобиля, а не иск о разделе имущества?

Почему так? Потому что на момент подачи искового заявления, автомобиль общим имуществом супругов уже не являлся (собственником по документам являлась Людмила).

В рассматриваемом случае, Вике изначально было известно, что Сергей продал автомобиль другому лицу. Поэтому я сразу же заявлял иск о взыскании компенсации половины стоимости автомобиля.

Однако, если бы Вика не знала о совершенной продаже автомобиля, то подавался бы именно иск о разделе совместно нажитого имущества – автомобиля, в котором я просил бы суд признать автомобиль совместно нажитым имуществом супругов, произвести раздел автомобиля следующим образом: автомобиль передать в собственность Сергея, а в пользу Вики взыскать компенсацию половины рыночной стоимости автомобиля, ну и половину стоимости расходов по проведению оценки плюс госпошлину (а её — в полном размере).

И уже потом, когда представитель ответчика заявил бы, что автомобиль был продан и потому не является совместно нажитым имуществом, я бы просил суд объявить перерыв в судебном заседания для уточнения исковых требований, после чего уточнил бы исковые требования, указав вместо требования о разделе автомобиля, приобретенного в браке, требование о взыскании компенсации половины стоимости автомобиля.

Ну это так, вкратце. Разумеется, в каждом деле есть свои нюансы и действовать нужно по ситуации.

Вариант №2.Потребовать в иске с супруга выплату денежной компенсации, равной половине от стоимости автомобиля, указанной в договоре купли-продажи автомобиля.

Выбор истцом одного из указанных двух вариантов зашиты своих прав зависит исключительно от конкретной ситуации и позиции истца, относительно того, какой вариант ему/ей будет более выгоден.

В основном, если истец не представил отчет об оценке рыночной стоимости автомобиля, суды, определяя размер причитающейся истцу компенсации, исходят из стоимости автомобиля, указанной в договоре купли-продажи, ссылаясь, при этом, на принцип свободы договора.

Поэтому, если истец желает взыскать компенсацию за проданный автомобиль именно по рыночной стоимости, то необходимо представить отчет оценщика.

Некоторые истцы, кстати говоря, вообще не знают, что компенсацию реально взыскать по рыночной стоимости, а не по заниженной.

Способ №2 — признание сделки, совершенной одним из супругов, недействительной и применение последствий недействительности такой сделки.

Сразу же скажу, что это очень трудоёмкий и не всегда эффективный способ защиты прав другого супруга от действий супруга, совершившего сделку по отчуждению совместно нажитого имущества.

Поэтому, я настоятельно рекомендую до подачи иска о признании сделки недействительной всегда предварительно оценивать шансы на успешное оспаривание такой сделки.

На сегодняшний день в судебной практике сложилось два подхода к регулированию вопроса признания сделки, совершенной одним из супругов, недействительной.

Подход №1. Основан на том, что отчуждение общего имущества супругов после расторжения брака регулируется ст. 35 Семейного кодекса РФ. Согласно указанной статье,

1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.
2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.
Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.
3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.
Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Указанная статья предусматривает два правила: общее правило (пункты 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса РФ), и специальное правило (пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса РФ), применяющееся к сделкам по распоряжению недвижимостью, сделкам, требующим нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке.

Этот подход иногда используется некоторыми судами, когда речь идет только о сделках, указанных в пункте 3 статьи 35 Семейного кодекса РФ. Для оспаривания сделки в рамках указанного подхода достаточно доказать, что отсутствует нотариально удостоверенное согласие.

Подход №2. Основан на том, что отчуждение общего имущества супругов после расторжения брака регулируется не нормами Семейного кодекса РФ, а нормами Гражданского кодекса РФ.

В рамках указанного подхода, суды исходят из того, что к отношениям супругов после расторжения брака применяются общие нормы гражданского законодательства, в частности ч. 3 ст. 253 Гражданского кодекса РФ.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Указанная норма распространяется на все виды сделок, в том числе, с недвижимым имуществом.

Оспорить такую сделку сложно, поскольку нужно убедить суд, что покупатель общего имущества супругов (или одаряемый):

А) знал или заведомо должен был знать, что имущество является общим для супругов.
Б) знал или заведомо должен был знать, что другой бывший супруг не давал согласие на совершении сделки.

Доказать это не просто сложно, а подчас даже не реально.

Существование двух подходов в судебной практике к регулированию вопроса отчуждения общего имущества супругов после расторжения брака свидетельствует о том, что до настоящего времени Пленум Верховного суда РФ никак не выразил свою правовую позицию, касательно данного вопроса в своем Постановлении, которое, как известно, является общеобязательным для применения нижестоящими судами.

Напомню, если кто не в курсе: согласно, подп. «б» пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении»,

суду следует учитывать Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле.

Постановления Пленума Верховного суда РФ до настоящего времени по указанному вопросу (о том, какой подход применять) не издано.

Однако, позицию Верховного суда по указанному вопросу можно проследить, исследуя вынесенные Верховным судом РФ определения по конкретным делам.

В целом, правовая позиция Верховного суда РФ по нижеуказанным мною определениям склоняется в пользу Подхода №2, то есть, отчуждение общего имущества супругов после расторжения брака регулируется нормами Гражданского кодекса РФ, а не нормами Семейного кодекса РФ.

Определение Верховного суда РФ от 14 января 2005 года дело N 12-В04-8

Удовлетворяя иск и признавая договор купли-продажи недвижимого имущества от 7 июня 2002 г. недействительным, суд руководствовался п. 3 ст. 35 СК РФ и мотивировал свое решение тем, что нотариально удостоверенное согласие С.О. на отчуждение С.В. торгового павильона, который является совместной собственностью супругов, не было получено, и что это обстоятельство само по себе является достаточным основанием для признания оспариваемой сделки недействительной.

Эти выводы основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Нормы статьи 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота.

К указанным правоотношениям должна применяться статья 253 ГК РФ, согласно пункту 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у него необходимых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его получения предусмотрена законом (ст. 35 Семейного кодекса РФ), следует учитывать, что такая сделка является оспоримой, а не ничтожной.

В соответствии с положениями п. 3 ст. 253 ГК РФ требование о признании ее недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

Определение Верховного суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 5-КГ13-13

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи – супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Галкиным А.В. и Галкиной Т.В. расторгнут 29 ноября 2008 г.

Оспариваемый договор купли-продажи спорной квартиры заключен 28 октября 2010 г., то есть тогда, когда Галкин А.В. и Галкина Т.В. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом (пункт 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом (пункт 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из изложенного, я рекомендую ориентироваться на подход №2 и собирать доказательства того, что приобретатель имущества знал или должен был знать об отсутствии согласия супруга на отчуждение имущества.

Таким образом, реализуя указанный способ №2 защиты прав супругов (признание сделки, совершенной одним из супругов, недействительной и применение последствий недействительности такой сделки) нужно доказать следующее:

1. По общему правилу нужно доказать, что другая сторона по сделке (приобретатель имущества) знала или должна была знать от отсутствии согласия другого бывшего супруга на отчуждение имущества.

2. Для сделок с недвижимым имуществом, сделок, требующих государственной регистрации или нотариального удостоверения нужно доказать либо отсутствие согласия другого бывшего супруга на отчуждение имущества, которое выражено в нотариальной форме (подход №1), либо, что другая сторона по сделке знала или должна была знать от отсутствии согласия другого бывшего супруга на отчуждение имущества (подход №2).

Я рекомендую, если это возможно, в рамках конкретного дела, использовать оба подхода, то есть, ссылаться как на отсутствие нотариального согласия, так и на то, что другая сторона по сделке (приобретатель имущества) знала или должна была знать об отсутствии согласия другого бывшего супруга.

Итак, я подробно вам рассказал о двух способах зашиты нарушенного права второго супруга в ситуации, когда совместное имущество супругов (либо часть этого имущества) отчуждено одним из супругов ПОСЛЕ расторжения брака.